Наталья (vizardis) wrote,
Наталья
vizardis

Categories:

ЦУМ. Вся подноготная.

Прокопав ссылки по предмету изысканий (см. перечень в конце), с удивлением обнаружила, что первоначально Торговый дом "Мюр и Мерилиз", предшественник ЦУМа, выглядел совершенно не так. Не было и в помине никакого модерна с элементами готики, что нам показывают сейчас в центре города.

Торгово-промышленное товарищество «Мюр и Мерилиз» было основано в Петербурге в 1843 году шотландами Мерилизом Арчибальзом и Эндрю Мюром. Забегая вперед, скажу, что в конце XIX - начале XX века дела компании вел третий совладелец - Уолтер Филип.

Эндрю Мюр, даром, что шотландец и шурин Мерилиза (брат жены), в 1867 году стал московским купцом 1-й гильдии, впоследствии - преемником по юридической линии. Вот он-то и открыл отделение фирмы в Москве (первоначально в виде торгового дома, в 1907 году преобразовано в товарищество). Мерилиз же оставался английским подданным.

Отходя от темы можно добавить, что господин Мюр к 1867 году прожил в России уже 15 лет и возвращался пока что в Петербург из поездки по Парижам и Лондонам в премилой компании. Случайными его попутчиками оказались Льюис Кэрролл и преподобный Лиддон, решившиеся на путешествие в Россию.

"Он чрезвычайно любезно ответил на наши вопросы, - пишет Кэрролл в своем дневнике, - дал нам множество советов относительно того, что следует посмотреть в Петербурге, как произносятся русские слова, и нарисовал весьма мрачную перспективу, сообщив, что лишь немногие говорят на каком-нибудь другом языке, кроме русского. В качестве примера необычайно длинных слов, встречающихся в русском языке, наш спутник привел слово "защищающихся", которое, если его записать английскими буквами, выглядит так: "zashtsheeshtshayoushtsheekhsya."

Начало торговли.
В Москве Торговый дом «Мюр и Мерилиз» (оптовый магазин дамских шляп и галантереи) открылся в самом экономически выгодном месте - в центре, на Петровке, напротив Большого театра. С 1878 был арендован, а в 1885 и куплен Голофтеевский (трехэтажное здание торговой галереи слева, сооруженое в 1840-х годах князем Михаилом Голицыным и называвшееся "Галереей Голицына". Позже галерею выкупил купец Голофтеев и переименовал ее в свою честь) пассаж на Театральной площади. Галерея была снесена в 1974 году под новый корпус ЦУМа.

1. Галерея Голицына (в быту - Голофтеевский пассаж). (1835-1839) Архитектор М.Быковский. Просуществовала до 1912 года, а в 1913-м на ее месте возвели Голофтеевский пассаж.
2. Солодовниковский пассаж. (1862-1884) Архитектор Н.Никитин
3. Александровский пассаж (около 1865)
8. Петровский пассаж. (1904-1906) Архитектор С.Калугин
9. Новый Голофтеевский пассаж. (1912-1913) Архитектор И.Рерберг.
Возведен из железобетона, стекла и металла на месте Галереи Голицына, - последнее сооружение этого типа, появившееся в Москве в начале ХХ века.

Через несколько лет Торговый дом стал универмагом, и чтобы не рисковать рублем, перешел с оптовой торговли на розничную. 41 тысяча названий - ассортимент товаров универмага. Коровий дойник и рояль. Фотоаппарат и детская соска. Охотничье ружье и колбаса. Иголки и кровати. Громкоговорители и сапоги. Флейты и кастрюли. Универмагу поставляют самые разнообразные товары пять тысяч кустарей. Изделия кустаря прежде всего понадежнее. А так как основной покупатель универмага - рабочие и служащие, 95 процентов товара составляют предметы широкого потребления, - то кустарный товар особенно ходок. Государственные же предприятия, как, например, швейные, не дают магазину требуемого количества изделий. А спрос растет. Магазин расширил свою площадь на 50 процентов - куплено большое соседнее здание. Посадили людей считать покупателей у входа. И насчитали 31 тысячу за день. Это значит - целый уездный город за день здесь прошел. Миллион за месяц - на 850 продавцов.

Успех розничного магазина подтверждался скоростью, с какой универмаг открывал новые отделы. Кроме шляпок и тканей в нем появились дамская модная одежда и обувь, мебель, посуда, спортивные товары, ковры ит. п. "Мюр и Мерилиз" стал первым в России магазином для людей среднего класса, где можно было купить почти все, кроме продуктов. Его слава гремела по всей стране. "Мюр и Мерилиз" бесплатно рассылал каталоги своих товаров, и любой житель от Варшавы до Владивостока мог выписать товар по почте. Покупки стоимостью свыше 75, а затем и 25 рублей высылались заказчику в любую точку России, причем расходы по доставке в пределах европейской части магазин принимал на себя. Четыре раза в год, к началу каждого сезона, издавались каталоги товаров, которые бесплатно рассылались всем желающим так же, как и образцы тканей.

Товары здесь были превосходного качества, продавцы безукоризненно вежливы: когда покупатель был недоволен, товар немедленно заменяли новым. Для детей поход в "Мюр и Мерилиз" был настоящим праздником, ведь здесь их ждали восхитительные игрушки. К каждой были прикреплены ярлычки с названиями. "Лошади деревянные с шерстью", "Медведь в меху заводной кувыркающийся", "Тюлень жестяной заводной, ходит зигзагом".

Нанимая заведующих отделами, владельцы магазина не полагались на их умение торговаться, поэтому вводили твердые цены. Это вызывало негодование тех пожилых москвичек, которые гордились своим умением покупать товары по минимальным ценам. Кроме твердых цен, новшествами универмага были: обязательство брать назад либо менять товар, периодические распродажи, ежедневная доставка товаров во все части города, а также снижение цен за счет увеличения количества продаж.

До 1891 года на верхнем этаже универмага еще велась оптовая торговля. К концу века общее количество отделов в магазине Мюра и Мерилиза достигло 44, а количество служащих приблизилось к тысяче. "Подобного громадного магазина, - отмечали журналисты того времени, - по внутреннему помещению, равно и по обилию и разнообразию продающихся в нем товаров, нет нигде в России". Особенно поражала покупателей скопированная с лондонских универмагов особенность: в специальной темной комнате с газовыми фонарями придирчивые модницы могли судить о цвете шелковых материй при вечернем освещении.

Пожары.
В 1892 году «Мюр-Мерилиз» загорелся. Пожар был вскоре ликвидирован, однако ущерб был весьма ощутим.
"Помещение было полностью обеспечено автоматически действующими огнетушителями, - писал владелец магазина Эндрю Мюр, - и ущерб товарам, думается, проистекал скорее от них и от воды, подаваемой пожарными машинами, чем от огня". Потери были возмещены страховкой, но двое пожарных погибли в огне. Это несчастье еще более усилило уныние владельцев, вызванное упадком торговли и наступлением голода в России.

Вечером 24 ноября 1900 года в магазине начался второй пожар, после которого от здания остались только стены. Он был настолько сильным, что в Большом театре сорвался спектакль - зал заполнился едким дымом, и перепуганные зрители разбежались по домам. «Мюр-Мерилиз» на этот раз выгорел полностью. Москва была залита ярко-красным светом на многие версты в округе, а толпы народа стекались из предместий посмотреть на такое событие. Однако близлежащие строения от огня не пострадали, не было и человеческих жертв. После пожара в Москве стала популярной детская считалка: "Плачет Мэри, плачет Лиза - был пожар у "Мэрилиза".

Субботним утром, на следующий день, все служащие торгового дома собрались у дымящихся развалин и с волнением ждали решения своей судьбы. Все вздохнули с облегчением, когда зачитали решение дирекции: "Всем служащим продолжать уплату жалованья на прежних основаниях впредь до организации нового торгового помещения". И это при том, что численность работников приближалась к тысяче! Стоит отметить, что владельцы торгового дома всегда внимательно относились к своим служащим. Например, магазин работал до семи часов вечера, по воскресеньям в универмаге был выходной, а помимо жалованья сотрудники получали бесплатный обед из двух блюд и чая. Для Европы такое отношение к служащим являлось нормой, а для Москвы — необычным новшеством.

Вскоре после пожара на углу Петровки и Кузнецкого Моста арендовали три верхних этажа дома Хомякова. Здесь и размещался универмаг "Мюр и Мерилиз" вплоть до открытия нового здания в 1908 году. Правда, со строительством нового здания владельцам универмага пришлось повременить. С одной стороны, убыток от пожара выбил предприятие из финансового равновесия (хотя помещение и было застраховано в Первом российском страховом обществе на 450 тыс. руб., а товар — на 1 млн руб.), а с другой — появилась возможность возвести более современное здание, превосходящее все остальные магазины Москвы.  Его решено было построить на месте сгоревшего.

Второе дыхание.
Проект разработал известный архитектор Р. И. Клейн. Здание нового магазина, с англо-готическим фасадом и элементами модерна, было построено в 1906-1908 годах.
Малые размеры земельного участка заставили архитектора «вытянуть» здание вверх. Вместо прежних трех этажей и подвала в новом магазине стало семь этажей и два подвала — самое высокое торговое заведение в Москве.

Роман Иванович Клейн родился 31 марта 1858 года. После окончания Московского училища живописи, ваяния и зодчества Клейн поступил в Петербургскую Академию художеств (1878) и закончил ее в 1882 году. Потом два года он проходил стажировку в Италии - в Равенне и Риме, в мастерской Шарля Гарнье, строителя парижской Большой Оперы.

Практическая деятельность зодчего началась в конце 1880-х годов. Одна из первых известных построек Клейна - Средние торговые ряды (1890-1891) - стилизация под древнерусское зодчество. В 1890-е годы Клейном были построены также Трехгорный пивоваренный завод, стилизованный под средневековье, несколько особняков, учебных заведений, доходный дом Перлова на Мясницкой улице и целый комплекс больничных зданий на Девичьем поле.

Основная цель состояла в постройке сооружения «мирового класса», предоставляющего все удобства покупателям и рационализирующего торговлю, перенося ее из небольших магазинчиков в один крупный универсальный магазин.

 
При его строительстве впервые в России использовали железобетон. Технология была заимствована из Америки, где с ее применением возводились многоэтажные здания. Этот способ строительства позволил за счет более тонких стен значительно увеличить торговые площади. Железобетонный каркас, на котором держится вся конструкция, позволил, возможно, впервые в Москве применить систему навесных наружных стен, витринные стекла которых обеспечивали естественное освещение интерьера.

Клейн стремился акцентировать линейную структуру фасада, но не дошел до полностью линейной модернистской эстетики в духе Салливана. Подобно некоторым американским современникам, он снабдил здание готическим декором, особенно заметным по линии крыши и в угловых башенках. В дополнение к шпилям, сводчатым окнам и растительному орнаменту в одном из углов южного фасада подчеркнуто выделяется большое окно-розетка.

Однако все эти детали не нарушают сколько-нибудь заметно общего восприятия здания как каркасной прямолинейной структуры. Да и сам орнамент делался с использованием новых материалов таких, как цинк (с медным покрытием, чтобы имитировать бронзу) и мраморная крошка. Впервые в российской строительной практике в магазине на уровне первого и второго этажей были устроены витрины из зеркального стекла.
Общая стоимость здания составила 1,5 миллиона рублей золотом.

Хотя магазин не был небоскребом, семиэтажный дом по тем временам считался "высоткой". Он привлек всеобщее внимание и был признан архитектурным шедевром. Руководство торгового дома осознавало его значение для центра Москвы и решило не ставить на фасаде фирменный знак "ММ".

1. Материал современного фасада - мраморная крошка. 2. Единственная "М"... На уже современной пристройке со стороны Неглинки. 3. Фрагмент старого декора.

Новый «Мюр-Мерилиз» распахнул свои двери в 1908 году, вызвал огромный интерес благодаря новизне технического оснащения, европейскому комфорту и красоте оформления залов и сразу же стал популярным. После этого универмаг "Мюр и Мерилиз" достиг вершины своей славы. Магазин считался самым роскошным в городе. Здесь торговали одеждой, обувью, ювелирными изделиями, парфюмерией, охотничьим оружием, мебелью, предметами домашнего обихода, писчебумажными товарами. Журналисты восхищались: «Подобного громадного магазина по внутреннему помещению, равно и по обилию и разнообразию продающихся в нем товаров, положительно нигде нет в России». Но самое главное - в «Мюр и Меирилиз» появились невиданные для российской торговли новшества, во-первых, здесь выпускали каталог товаров, по которым покупатели делали заказ, и, во вторых, в магазине появилась особенная комната без окон, освещенная газовыми фонарями - примерочная.

В универмаг покупатели попадали через главный вход, у которого дежурил приветливый швейцар. Правда, обычно, прежде чем пройти внутрь готического замка, люди любовались огромными витринами, украшенными электродуговыми лампочками по образцу лучших универсальных магазинов Германии. Слева от главного входа расположился парфюмерный отдел, поэтому гостей встречало чудесное благоухание. Двойная лестница с двумя бронзовыми торшерами и электрическими лампами была одной из достопримечательностей универмага. Стоя на ней, покупатель мог обозревать наибольшее количество товаров.

Второй этаж «Мюр и Мерилиз» отвели в основном под продажу дамских туалетов. На третьем этаже предлагали как женские платья, так и мужские и детские костюмы, спортивные товары. Там же, на третьем этаже, находилась комната ожидания. Это помещение наряду со справочной и службой информации по Москве стало новшеством для Первопрестольной. Кроме того, в магазине трудились «проводники, владеющие иностранными языками», а потому зарубежные покупатели чувствовали себя вполне уютно. На четвертом этаже размещались администрация, отделы детских игрушек, музыкальных инструментов и ресторан. В подвале здания располагались хозяйственные отделы и рассылочное отделение. Перемещаться с этажа на этаж покупателям помогали лифты (всего их было два). Подъемные машины являлись гордостью обновленного магазина, ведь они впервые появились в московском торговом заведении!
Планировка помещений была максимально удобной и для покупателей, и для служащих. Просторные шляпные и часовые мастерские на шестом этаже имели электрическое освещение в отличие от торговых залов, которые почти все освещались газом. На верхнем этаже также находился кабнет врача, курительная комната для работников и дворницкая. На двух этажах располагалась отдельная кухня для сотрудников.
Многие стремились попасть на службу к Мюру и Мерилизу. Эта работа была престижна и хорошо оплачиваема. Барышень, трудившихся в магазине, москвичи ласково называли мюрмерилизочками. Поклонники встречали их вечерами у магазина с букетами и сладостями. Такого собрания женихов не знало ни одно другое торговое заведение в Москве.
К 1913 году в магазине было 80 отделов. Чистая прибыль составляла один миллион рублей, а через два года превысила полтора миллиона. По уровню товарооборота и оснащению торговых залов "Мюр и Мерилиз" не уступал такому лондонскому универмагу, как "Харродс". До 1917 года оборот нового магазина и размах деятельности фирмы в целом быстро росли.

Новые времена.
Сразу же после революции чудесный магазин закрылся. «Громада Мюр и Мерилиза... безмолвно и пусто чернеет своими громадными стеклами», - писал Михаил Булгаков в «Торговом ренессансе». В 1918 году магазин был национализирован, а в 1922 году открылся вновь, уже как Центральный универсальный магазин (ЦУМ).

10 марта 1922 года при большом скоплении народа под оркестр здесь открылся крупнейший магазин столицы - Мосторг. Но москвичи еще долго помнили старое название - "Мюр и Мерилиз" - и часто употребляли его в разговоре: "Вот тебе 8 рублей и 15 копеек на трамвай, съезди к Мюру, купи хороший ошейник с цепью", - писал Михаил Булгаков в "Собачьем сердце".

С самого начала в ЦУМ пришли более двухсот комсомольцев, которые работали вместе с опытными работниками магазина. Основной поток покупателей наполнял универмаг после пяти часов, когда кончался трудовой день рабочих московских заводов и фабрик. Часто даже не успевшие переодеться, в промасленных, пропахших разогретым металлом и мазутом спецовках, в нем толпились токари, слесари, машинисты. Мяли в руках добротное сукно, мерили крепкие ботинки, выбирали женам на платье цветастый ситчик. В ЦУМе рабочим был открыт широкий кредит - они могли брать товар по специальным лимитным книжкам.

С развитием НЭПа ЦУМ расцвел. Но с началом войны погасли витрины, место нарядных манекенов в них заняли мешки с песком, зеркальные окна скрылись за фанерными щитами. Помещения на верхних этажах универмага превратились в казармы. В тяжелых условиях военного времени ЦУМ четко обеспечивал снабжение рабочих по карточной системе. А после войны к универмагу прикрепили отдельные фабрики, которые выпускали товары в широком ассортименте только для ЦУМа по его заказам. С середины 1940-х годов магазин расширил продажу товаров народного потребления, был инициатором внедрения в торговую практику самообслуживания, продажи по образцам.

После Великой Отечественной войны были разобраны пострадавшие Голофтеевский и Александровский пассажи. В 1974 году на их месте был построен новый корпус магазина (архитекторы С.И.Никулин, Ю.В.Омельченко, А.А.Казаков). Здание магазина оснащено скоростными лифтами, эскалаторными галереями и оформлено в соответствии с международными стандартами.

Среди товаров ежедневного спроса в ЦУМе продавались: фитили для керосинок и керогазов, слюда, хозяйственные сумки "авоськи" с деревянными ручками и даже детские половые щетки. Всего в магазине ежедневно имелось в продаже до 17 000 наименований товаров, начиная от иголки за 2 копейки и кончая дамскими меховыми манто. В советское время в московском ЦУМе хоть раз, но побывал чуть не каждый житель страны.

В 1992 году ЦУМ акционировался, а через три года было решено провести реконструкцию здания. Модернизация проводилась без остановки торговли и обошлась в 22 миллиона долларов. Работы были завершены в 1997 году, после чего магазин приобрел новый, современный, не уступающий международным аналогам облик, и на нем опять появилась вывеска "Мюр и Мерилиз".
1. Упаковка 2001 года. 2. Современный ЦУМ: огромный бутик. (фото из статьи "Дворец Бога торговли")
 
Начато строительство нового дополнительного корпуса универмага с ресторанным комплексом и подземной стоянкой.
И все бы ничего - развитие - есть развитие. Но посмотрите:
1. Исторически дверей не было. Была открытая галерея. И здание казалось воздушее - оно как бы стояло на опорах, висело в воздухе... Да и покупателям было удобнее - в дождь можно было пройти там, гораздо приятнее, чем по обычному тротуару. 2. Новые хозяева заложили проход, таким образом расширив магазин еще. Непонятно, как было дано разрешение на такую перестройку. Вернее, понятно, конечно. Светлый камень - новодел, темный - старый. 3. Внизу вместо витрин было открытое пространство.
  
1. Три эпохи: начало ХХ века, вторая половина и начало ХХI века. 2. Готичный модерн 1974 года...
 
1. Со стороны Неглинной улицы. Видна единственная буква "М". Но она все-таки не по центру. Что бы это значило? 2. Строительство на завершающем этапе.
 


Использованы материалы, цитаты и фотографии:
Уильям К. Брумфилд. География стиля модерн в Москве: эстетика в урбанистическом контексте
Евгений Александров. На днях 100, 75, 50 лет назад.
Людмила Ермолина. От заводного негра до корсета.
http://www.rian.ru/history/20070310/61787485.html
Титова Наталья. Дворец Бога торговли.
http://starosti.ru/archiv/november1906.html
И. А. Прокофьева. Первые московские пассажи.
И. А. Прокофьева. Московские пассажи - вчера, сегодня, завтра.
http://www.webpark.ru/uploads44/tsum_star.jpg
Юрий Данилов. Льюис Кэрролл в России 
http://blog.kp.ru/users/uthf_5042/post37614844/ 

Современные фотографии - мои.

Tags: Москва, занятно, исторiя
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments